Барашки поколения хай-тэк.

   В офисе компании «HomеRobots Ltd» проходило очередное совещание.

– Мистер Ривз, – сказал один из директоров компании, – мы собрали информацию о ваших разработках…

– … и мы очень польщены, – перебил его другой, – что специалист вашего уровня обратился именно к нам!

Первый недовольно поморщился и продолжил:

– Не могли бы вы детальнее описать ваш проект?

   Мужчина, кого назвали мистером Ривзом, вел себя несколько странно. Он был рассеян, редко поднимал взгляд от экрана лежащего перед ним планшета и казался очень уставшим.

– Хочу предложить вам выпускать нового робота. Вот, заканчиваю детализацию. Дня через три можно приступать.

– Но… роботы-гуманоиды… Вы слышали, конечно, что участились случаи нападения на людей. Спрос на них резко упал, видите ли…

– Это не гуманоид.

– А что же тогда?

– Это электронная овца. Ну, электро-механическая… и всякая начинка, конечно.

   Его собеседники удивленно переглянулись, а у одного из них по лицу промелькнула скептическая усмешка.

– И что в этом такого уж исключительного? – спросил он.

– Она каждый день косит траву и вообще выглядит как настоящая овечка.

  Оба директора еще раз обменялись взглядами, на этот раз заинтересованными. Иронии на их лицах больше не было.

– Можем ли мы её увидеть? – спросил один из них.

– Конечно, – ответил Ривз и вяло махнул рукой куда-то в сторону.

   Там, куда он указывал, стоял у стены большой пластиковый короб с крышкой на защёлках. Ривз тяжело поднялся из кресла, подошел к коробу и, порывшись в нем с минуту, достал что-то довольно большое и белое. Четыре лапы, похожая на шерсть флисовая ткань, круглые желтые глаза на милой овальной морде, пластиковый нос и пластиковые же копытца.

– С ума сойти! Как похоже на овцу! – воскликнул один из двух мужчин. – По крайней мере, на то видео в Интернете…!

Ривз рассеянно улыбнулся, потом озабоченно сказал:

– Честно говоря, сначала у неё был совсем другой дизайн. Просто капсула, а в ней по два отверстия с каждой стороны. Потом я вспомнил про святого Бернара и переделал в овечку. Так вот и вышло…

– Святого… что? – оба директора напряженно пытались вспомнить значение давно забытого слова.

– Ничего. Забудьте. Просто робот для газонов и всё.

– Моё мнение – это здорово! Если правильно построить рекламу, то рынок будет наш! Мистер Ривз, прошу вас, объясните же нам поподробнее про функции, условия эксплуатации и прочее.

– Функции… да. Ну, робот каждый день подстригает газон в саду или там… на лужайке. Высота покоса регулируется, что гарантирует безупречный внешний вид. Встроенный фотоэлемент обеспечивает регулярную подзарядку. Он находится вот здесь, где голова, так сказать, заканчивается носом. Этот нос и есть фотоэлемент, да…

– Мистер Ривз, он сейчас начал светиться. Почему?

– Показывает заряд батареи. Чем бледнее нос, тем меньше энергии. Надо, значит, выпустить на солнышко подзарядиться…

– Мы можем указать в рекламе, что овечка послужит, кроме всего прочего, источником садового освещения в ночное время! – возбужденно воскликнул один из директоров.

   Предпринимательская жилка в нем так и вибрировала.  Он тут же придвинул к себе блокнот и начал что-то быстро подсчитывать.

  Второй директор, больше хозяйственник, чем экономист, продолжал уточнять:

– А что будет с травой, которую робот скосит?

– Там есть внутренняя система по типу пищеварения. Это позволяет производить удобрение для растений. Можно запрограммировать на разбрасывание продукта переработки здесь же, в саду или в любом указанном месте.

– А если у хозяев нет забора, то робот отправится… как это…? ах, да! пастись!… на соседский газон?

– Никакого риска. Во время первого запуска вы определяете площадь и параметры поверхности для покоса. Об остальном позаботится GPS-навигатор.

– Для покоса… Слово какое-то… непривычное. Нужно будет, чтобы рекламный отдел как-нибудь попроще описал. Уровень состригания что-ли… Ладно, это потом. А вот, к примеру, если этого вашего робота кто-нибудь захочет украсть?

– Исключено. Робот имеет тактильную систему распознавания с анализатором ДНК. Ну а вор сразу же получит хороший удар током. Сейчас я отключил защиту, и вы оба можете прикоснуться. Это вполне безопасно.

    Один из двух мужчин погладил флисовое покрытие робота, очень натурально имитирующее шерсть.

– Да, приятно! А устойчивость к погодным условиям?

– Может косить в любую погоду. Покрытие самоочищающееся, а ещё можно выбрать расцветку и длину шерсти.

– Дети! Им такой робот точно понравится! – сказал другой мужчина, который так и не решился потрогать эту странную газонокосилку. Глаза его, однако, блестели радостно, а расхаживал он по комнате энергично и деловито.

  Ривз посмотрел на обоих директоров и продолжил тусклым и равнодушным голосом:

– Завтра я регистрирую документацию и получаю патент на эту модель. Мне, собственно, нужна компания-производитель, чтобы запустить её в продажу. Доходы предлагаю делить пятьдесят на пятьдесят.

– Да-да, думаю, перспектива у проекта есть. Видите ли, мистер Ривз, наш аналитический отдел отмечает, что людям уже здорово надоели все эти роботы, помогающие в домашнем хозяйстве. Ходят по дому, занимают место, вечно чем-то заняты… Словно человек не у себя дома, а в гостях. А вот животные – до этого ещё никто не додумался!

    Два директора и мистер Ривз обменялись рукопожатиями.

    Проект запустили в мае, а уже в сентябре модель поступила в продажу. Рекламный отдел придумал для неё коммерческое название: электронный баран-косилка, или элбарк. Мистер Ривз поморщился, но согласился. Ему было всё равно.

   Это был настоящий коммерческий успех. Появилась даже мода на элбарков, не говоря уже о том, что работали они действительно безупречно. Хозяйкам нравилось видеть на своих газонах не металлического или пластикового робота, а «что-то натуральное». Дети радостно гладили мягкую шерсть элбарков, катались на них верхом, «кормили» травой и привязывали к рожкам ленты и воздушные шары. Мужчины обсуждали техническую сторону моделей и гордились идеальной травой на газонах.

   Не прошло и года, как мистер Ривз стал миллионером. Его имя не сходило со страниц СМИ, но сам он редко давал интервью. Как-то бойкая журналистка очень уж настойчиво допытывалась, куда мистер Ривз планирует вложить средства от своих колоссальных доходов. Основать собственную компанию? Продолжить исследования? Внедрять другие свои разработки?

– Хочу купить поле и овец – ответил Ривз. Все посмеялись, оценив чувство юмора «отца элбарков», как прозвали его те же журналисты. Ривз не стал возражать. Ему было всё равно.

    Наступила ранняя весна. Ривз вышел из дома, спустился с крыльца и отправился на задний двор. Прошелся по саду, полюбовался пышной сочной травой под деревьями и на лужайках. Затем он подошел к деревянным воротам сарая и начал открывать створки. Сосед, раскладывающий мангал за невысоким забором, крикнул ему:

– Какой у вас хороший пластик на воротах, мистер Ривз. Такая точная имитация дерева, издалека и не отличишь.

– Это и есть настоящее дерево – буркнул Ривз. Сосед только присвистнул. Уж ему-то, биржевому маклеру, хорошо были известны цены на настоящее дерево. Сам он не мог бы купить даже деревянную мебель в гостиную, а не то что ворота на сарай. Он уважительно покивал головой и снова занялся своим мангалом.

  Тем временем Ривз набрал ведро воды и вылил его в корыто. Потом открыл боковую дверцу и тихо посвистел. В ответ ему раздалось дружное блеяние, и во двор вбежали четыре овечки, две большие и две маленькие. Овцы кинулись к корыту пить, а Ривз стоял рядом и поглаживал то одну, то другую по мягкой и чистой белой шерсти.

  Сосед за забором снова отвлекся от мангала и восхищенно посмотрел на овец.

– Эта ваша новая версия элбарков такая натуральная! Еще лучше и реалистичнее. На чем они работают? Вода? Водород?

  Ривз рассмеялся и поднял на руки ягненка. Малыш испугано блеял и дергал копытцами.

– Какой водород? Какие элбарки? Это живые овцы. Живые и настоящие.

– Вы… Вы имеете в виду… Вы хотите сказать… – глаза соседа широко открылись от удивления. Он растерянно и молча постоял с минуту, потом подошел к забору.

– Никогда не видел… Можно потрогать?

  Ривз с ягненком на руках тоже подошел к ограде. Сосед протянул через забор руку, коснулся шерсти и тут же отдернул пальцы. На его лице появились страх и отвращение. Ривз рассмеялся, опустил ягненка на траву и слегка подтолкнул малыша к другим овцам. Взгляд у него был веселый и довольный.

– Уверен, что вы никогда не видели овец. Ну, и не трогали их, конечно. Это шерсть. Удивительно мягкая и шелковистая, правда?
Видно было, что сосед думает о чем-то очень далеком от живых овец и их шерсти, даже самой мягкой и шелковистой.

– Они… ммм… они, должно быть, стоили вам целое состояние? – наконец выдохнул он.

– Всё мое состояние. Целиком. Триста двадцать восемь миллионов долларов за четыре овцы. – Ривз вздохнул и посмотрел на своих животных. – За четыре последних овцы на планете.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять