Мир вечного страдания.

 Продолжая тему богоборчества в советской фантастике, хочу отметить, что  никому не удалось  раскрыть её так глубоко, как Ивану Ефремову. Он это сделал именно глубоко и иносказательным языком.  Среди советских писателей фантастов раскрыть тему богоборчества с возможной на то время степенью откровенности и предельно подробно  позволил себе только его ученик (как его часто  называют: «украинский Ефремов») Олесь Павлович Бердник.

 Он позволил себе  детально раскрыть то, что у И. Ефремова намечено только вскользь. Роман «Звёздный корсар»  дал подробные художественные иллюстрации того, что у Ефремова намечено лёгкими штрихами.

Иван Ефремов

  Яркий пример —  эпизод из романа Ефремова «Лезвие бритвы». В конце романа есть большая беседа его главного героя – Ивана Гирина с индийскими идеалистами, сторонниками Тантры, в которой Гирин  утверждает, что на дела высших сил нужно взглянуть критически, поскольку наш мир – это откровенно уродливый мир.

  Это чуть не вызвало скандала. Гирину тут же был сделан упрёк: « Как он смеет судить высшие силы детским рассудком смертного человека?» На что Гирин ответил, что детство человечества —  это склоняться перед высшими силами, а не смотреть на их дела критически. Это  чуть не погубило саму возможность договориться, и тогда Гирин спросил: «Разве уважаемым слушателям не известна древняя индийская легенда, сохранившаяся в традициях брахманизма об узурпации Брахмой творческого процесса вселенной?

 Индийцы вдруг начали спорить, забыв о госте, пока Витаркананда, извинившись, не спросил, что известно гостю о легенде. Гирин пояснил, что Брахма, втайне от верховного духа Махадевы создал закрытый мир пространства и времени в причинной зависимости, изолированной от Великой Внепричинной Вселенной. Он даже обманом овладел Сарасвати, заставив ее оплодотворить женским принципом Шакти преступно созданный мир. По велению Вишну Шива-разрушитель внедряется в этот мир, чтобы разомкнуть круг космической опухоли…

 Индийцы, удивленные тем, что легенда их тайных писаний известна чужеземцу, мрачно переглянулись, сказав несколько непонятных слов».

 Всё это, только вскользь помечаемое в романах Ефремова, Олесь Бердник детально описал в «Звёздном корсаре».

Обложка украинского издания книги «Звёздный корсар»

 За пределами нашей вселенной, то есть в «Великой Внепричинной Вселенной», если использовать термин Ефремова или в Плероме, если использовать гностический термин, существует некая система Ара – Единство, жители которой достигли полного материального благополучия. И это оказалось ловушкой. Достигнув благополучия материального, они не достигли свободы, их мир находится в полной зависимости  от его хозяина – Аримана и его помощников. И людям, скованным рутиной, уже не нужно работать, всё могут сделать  механизмы. Оказалось, что людям просто нечего делать. Смертельным проклятием стала скука, им всё не интересно, поскольку всё стало неважно. Есть невероятное количество попыток покончить с собой, но это почти бесполезно. Мир Ара давно достиг бессмертия и всех просто вновь оживляют. А вот наказание за попытку самоубийства по-настоящему страшно. Их запирают в так называемые индивидуальные тартары, в которых они вообще уже не могут ничего делать.  Запирают на многие годы. Но даже такое наказание поток попыток самоубийств не останавливает. И тогда появляется идея создать виртуальную вселенную, на которой жители Ара могли бы духовно паразитировать.

  То есть, создать вселенную, изначально запрограммированную на то, что в ней невероятное количество горя, невероятное количество боли, невероятное количество страданий – нашу вселенную (согласно гностицизма, как и индуизма, наш мир – это великая иллюзия – майя). Но страдания в этой вселенной будут не игровым кино. Души или компьютерные программы, которым предстоит жить в этой вселенной, будут по-настоящему испытывать боль, как физическую и духовную. И за этим страданием можно наблюдать из Ара, а это решит проблему всеобщей, в прямом смысле, смертельной          скуки.

   И наша вселенная была создана!

  Дальше вокруг этого и закручена вся интрига. Создатели нашей вселенной – космократоры поняли, что совершили преступление и восстали против Аримана. Их поддержал следователь, которому поручили расследовать их дело. А дальше выясняется, что у Аримана есть и  враги, и они у него есть с начала времён. И главный его враг тот, кого христиане считают Сатаной, но на самом деле он очень хороший человек. В конечном итоге космократоры и следователь приходят в наш мир. Он построен на концепции реинкарнации. Они начинают жить обычной смертной жизнью, но их цель — помочь нам, изнутри «разомкнув круг космической опухоли». Но сделать это им будет по силам только тогда, когда человечество овладеет тайным знанием и сможет противостоять Ариману и компании на равных. То есть их ждут тысячи лет борьбы и жизни в условиях вечного страдания.

Олесь Бердник

  Думаю, что здесь уже не сложно заметить, как много общего у этой концепции, например, с концепцией кино-эпопеи «Матрица». Эту эпопею гностики считают своей. Можно заметить сходства и с другими произведениями  не только советских писателей-фантастов. Я не буду пока перечислять имён, их очень много. Супруги Бузиновские, детально проработав этот вопрос, пришли к выводу, что тайное общество «Диск» было международной организацией и в неё входили далеко не только советские фантасты, а очень много известнейших писателей во всём мире.

  В этой статье я пока хочу сказать только одно – указанная концепция точно не гностицизм, хотя и очень похожа. Дело в том, что гностицизм — смертеутверждающая религия. Он исходит из того, что нашей изначально изуродованной вселенной уже невозможно помочь. Её можно только уничтожить, и это выход как для нашей вселенной, так и для всех нас. Овладев тайным знанием, мы должны низвергнуть того, кого христиане считают Господом Богом и сопутствующими ему Архангелами (Ну, или Аримана и компанию, по версии И. Ефремова и О. Бердника) и уничтожить наш мир. Только так наши души освободятся и перейдут в нормальную вселенную – в Плерому.

  Но ни Олесь Бердник, ни Иван Ефремов, ни все другие указанные писатели так не считали. Они исходят из того, что нашу вселенную всё же можно исцелить. И помочь в этом может то же самое тайное знание. Иван Ефремов в романе «Таис Афинская» выразил эту мысль так: «В Газе, критской колонии на сирийском берегу, основанной за двенадцать веков до Таис, родился миф о Самсоне — ослеплённом богатыре, прикованном к мельнице и осужденном вечно вращать её колесо. Он спасся благодаря колоссальной силе, сломав колонны и обрушив на всех крышу храма. Издревле вращающийся небосвод сравнивался людьми с мельницей. Смысл содеянного героем сводился к тому, что надо разрушить мир и убить всех, чтобы уйти от вечного круговращения.

  Орфики решили эту проблему по-своему. До сей поры можно найти их наставления на золотых медальонах, которые они надевали на шеи своим умершим. Когда томимая жаждой душа умершего плелась по подземному царству через поля белых лилий — асфоделей, она должна была помнить, что нельзя пить из реки Леты. Её вода, тёмная от затенявших берега высоких кипарисов, заставляла забывать прошедшую жизнь. Душа становилась беспомощным материалом для цикла нового рождения, разрушения, смерти, и так без конца. Но если напиться из священного ключа Персефоны, скрытого в роще, тогда душа, сохраняя память и знание, покидает безысходное Колесо и становится владыкой мёртвых».

  Ещё одна интересная деталь, эту цитату Иван Ефремов почти дословно переписал из «Белой Богини» Роберта Грейвза. Что тоже, думаю, говорит о многом.

Андрей Козлович.

Продолжение следует.

3
Отправить ответ

avatar
2 Comment threads
1 Thread replies
3 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
3 Comment authors
Андрей КозловичМарина Тif1974 Recent comment authors
  Subscribe  
new old top
Уведомлять
Игорь Фёдоров
Автор

Андрей, приветствую!
Бердника, к сожалению, не читал. И вряд ли теперь найду время… но, в Вашем изложении его книги… мне всё это очень напомнило сюжет фильма:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Тринадцатый_этаж
С заложенной там гипотезой:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Гипотеза_симуляции

Марина Т
Гость
Марина Т

Наш мир это иллюзия пространства-времени — и снова тема из исследований Роберта Монро.