Мистические миры Альдо Каиаянаги.

 Мы вернулись с далёких планет, чтобы окунуться… Стоп, дорогой читатель, давай не так! Я начну издалека.

 Когда смотришь телевизор, переполненный мусором политики и шоу-бизнеса, невольно задаёшься вопросом: «Неужели вся современная массовая культура – смесь конформизма и безвкусицы?».

 Примитивизация коснулась и изобразительного искусства, особенно раздела, в  котором творят иллюстраторы научной фантастики и фэнтези.

 К счастью, есть ещё счастливые исключения – из серой массы ремесленников иногда проглядывают бриллианты истинных творцов.

 Альдо Катаянаги на редкость талантливый художник, который творит на стыке научной фантастики и фэнтези.

 Ну что, читатель, предвкушаешь интересные работы?

 Все труды Альдо имеют оттенок мистицизма, а главными героями в них выступают зомби и привидения. Авторский почерк художника проявляется  в  необычном соединении классических образов из готических романов с научной фантастикой.

 В лесной глуши  два рейдера выслеживают опасное животное, или, может быть, они напали на след межгалактического  преступного синдиката?

 «Дети психоделического мира» – по-моему, это стало бы идеальным названием для картины выше.

  Кто они? Давно ли они здесь живут?  Может быть, они – так любимые писателями-фантастами «попаданцы»?  Пришельцы из нашего мира? Или это и есть наш мир, переживший несколько катаклизмов?

 Лично у меня складывается ощущение, что мальчик и девочка – цирковые артисты, вынужденные колесить по неизведанному и опасному миру будущего.

 Следующая картина наводит мысли на сюжет о сотворении человека. Характерная поза эмбриона показывает беззащитность перед неизведанной тяжёлой энергией.

 Подчёркнуто тёмные тона настраивают зрителя на мрачный лад, через цветовую гамму  передавая тревожность изображения.

 Нетривиальный взгляд на обыкновенного плюшевого медведя. О чём обычно мы думаем, глядя на игрушку? Не ошибусь, если скажу, что подавляющему большинству вспомнится что-то из детства, необязательно своего.

 Катаянаги к  образу плюшевого медведя  подошёл с неожиданной стороны. На картине чьи-то механические руки исследуют внутренности плюшевой игрушки. Символизм картины, на мой субъективный взгляд, заключается в том, что художник показывает зрителю: в современном мире детство всё больше оказывается в тисках бездушного техногенного мира, которому  чужды маленькие радости.

 Картина наполнена индуистскими мотивами: глава армии зомби по внешнему виду напоминает монаха одного из многочисленных храмов, разбросанных по территории Индии.

 Может быть, он связался с тёмными силами и превратился в некроманта… Ах да, дорогие читатели, вы не знаете, в индуизме есть кто-то, отвечающий за некромантию?

 Нагоним немного страха, а, друзья? Перед нами, как я бы его назвал, футуристический кибер-зомби. Почему «кибер»? А посмотрите повнимательнее на места, окрашенные в разные оттенки – мне кажется, это разноцветные электропровода.

  Тема смерти и бренности всего живого  у художника является одной из любимых. Необыкновенное аллегорическое   изображение, с одной стороны, вызывает ужас и отвращение, а с другой – нельзя не отметить какую-то манящую силу неизвестности, непознанности, что таится в тёмном начале мироздания, которое люди называют смертью.

 Закончить же статью я хочу кое-чем более классическим и позитивным.

 Если судить по одеждам из тайного ордена, Катаянаги изобразил рыцаря. «Почему так?» – спросит меня читатель. И я отвечу: «На подобные мысли меня навели две последние картины». Они словно изображают один мрачный, таинственный и опасный мир, населённый мистическими чудовищами.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять