Незнание. Scott_Shelby

Что-то произошло. Мое тело до сих пор дрожало, как если бы я вынырнул из ледяной воды — это было не волнение на пределе, не напряжение, готовое выйти из под контроля. Это был ужас. Я потерял что-то, чего никак терять не стоило, свою сущность, свое знание о мире, о человеке, о самом себе. Они отняли это у меня.

Я не смогу сказать, кто они — я этого не знаю, я этого не помню. Помню только, что их бесформенные фигуры расплывались у меня перед глазами, я рыдал только от их предполагаемого облика, слезы размывали картинку: я не хотел их видеть.Это были не люди. Мне нужно было спасение. И поэтому, вдыхая ночной лесной запах и трогая мокрую от росы траву руками, я истерично хохотал. Больше из них никого не было рядом.

У меня не было ни еды, ни воды, поэтому не одиночество, а голод вел меня по колючим кустарникам, через заросли, куда-то….Я брел наугад, нужно это признать. Никакого удивления не было, когда я вышел с задней стороны какого-то заведения. Собаки вскочили, принюхались ко мне и заскулили.

«Я боюсь подходить к нему, я боюсь даже думать о нем. Что происходит? Чей это голос? Почему он похож с моими чувствами? Неужели это…я?»

Я остановился. Что ЭТО было? Это…чувство…как будто мурашки по коже бегали произвольно, но с их приходом…Нет, не так — будто ветер приносил обрывки моих слов, однако я в этот момент молчал…Снова не то — будто я заставлял думать, будто заставлял говорить даже тех, кто этого не умел и не имел, воспроизводя себе все это на языке чувств.

«О господи…» — вырвалось у меня.

Я побежал к переднему входу. Мне было страшно, я хотел к свету, к людям, теперь одиночество не являлось тишиной — оно гналось за мной, оно стремилось подарить мне образы, которые я не хотел.

Заведение так и называлось — «Кафе на дороге». Девушка за стойкой наливала кофе посетителю, сидящему за столиком — мужчине в шляпе с короткой бородой. Все выглядело со вкусом — диванчики вдоль стены, отдельные столики со стульчиками в центре зала. И я, нарушитель ночного спокойствия, буквально вломившегося в кафе.

И замер. Царящее здесь спокойствие, по сравнению с ночным, мокрым, нарушающим тишину шелестом листвы лесом выбило меня из колеи. Было что-то еще, эти люди…я не знал, как с ними общаться.

А они уже напряглись. Мужчина в шляпе был готов в любую секунду выпрыгнуть со столика, если все пойдет не так:

-«Марта, ты знаешь этого парня?»

Официантка качнула головой:

-«Нет, Ист, и он более чем похож на бездомного. Взгляни на его разорванные лохмотья — он что, бежал через лес?»

Как же произносить то, что они говорили? Я понял, черт, естественно, я понял, но как сказать, что произошло?! Я не мог выдавить ни единого слова, они все разом превратились в незнание, в убегающий свистящий шепот. Попытался открыть рот и с ужасом раскашлялся: воздух ошпарил горло кипятком. За пределами губ атмосфера казалась кислотной, словно яд перемещался по воздуху.

Мужчина заинтересовался:

«Похоже, ты права. Эй, мистер, что с вами? Вы выглядите словно… — у него сверкнули глаза, — убегали от чего-то.»

Официантка наконец налила кофе и поставила чашку на стол мужчине:

«Дикие звери? Но в округе всегда было спокойно, да и тюрьм поблизости нет. О нем нужно позаботиться, ведь бедняга скоро замерзнет.»

Мужчина вежливо улыбнулся. Показал рукой на стул напротив. Марта тем временем пошла за стойку, чтобы принести что-то перекусить. Далее пошли неторопливые распросы, типичные для подобной ситуации: где я живу, напал ли на меня кто-нибудь и как мое состояние. Но я не мог, просто не мог ответить ему!

«Что ж вы все молчите да молчите, словно язык проглотили? Видимо, вас что-то ТАК сильно испугало там…Хм, а насколько сильно? Это был…медведь? Стая волков? Змеи?»

За эти несколько минут Марта вернулась, поставила рядом со мной тарелку с макаронами и котлетой и уселась на крутящийся стульчик у стойки. Я взял ложку в руки и бросился уплетать еду, слушая разговор:

-«Марта, здесь есть что-нибудь поблизости…зоопарк или зверинец, может? Полицейский участок? Мы можем вызвать полицию?»

-«Ничего из этого. Полиция в городе, до нас им час езды. Почему ты спрашиваешь о зоопарке? Он-то здесь откуда?»

-«Кто знает, может, оттуда вырвались звери и…испугали нашего бедолагу. Он даже не может…говорить. Представляешь, Марта?»

Если бы я мог оторваться от еды, я бы заметил, что Марта стала внимательнее приглядываться ко мне, а в ее глазах появилась ухмылка, но я был слишком занят борьбой с голодом.

-«Разве? А может, он…немой или просто болен? Вы немой, мистер? — я отрицательно покачал головой. — Хм, совсем не немой..Ист, а какие варианты еще возможны?»

Я прикончил котлету и откинулся на спинку сидения. И увидел рождающуюся улыбку на лице Иста:

«Даже не знаю, Марта. Не зверей, не психов, ни копов поблизости. Ты так молчишь, будто…тебе воздух обжигает» — уголок рта был приподнят. Ист смотрел на Марту, а та на него.

Слишком быстро. Слишком быстро он угадал. И где-то в сознании у меня мелькнула смутная нелепая, полная абсурдности мысль. Слишком все…

«Странно… — голос Марты. — Здесь все хорошо с кондиционером. Может, ему…тяжело дышать?»

Ист поднял руку и покачал указательным пальцем:

«Нет, думаю, здесь все не так. Мистер…хехе…вы ведь НЕ ЗНАЕТЕ, что с вами произошло, верно?»

Мне стало страшно. Он раз за разом правильно угадывает мое состояние. И эти ухмылки у них на лицах…

«Предлагаю такой вариант событий, Марта. Ему очень страшно. Он убегал в ужасе. От того, чего он не знает. И ему обжигает горло, как только он открывает рот. Как думаешь, что это?»

Я встал со стула так поспешно, как только мог. Буквально отшвырнул его. И попятился в сторону двери. Ист не вставал с места. Как и Марта, которая ответила ему:

«Он называет это забавным словом. Незнание.»

Дверь была распахнута настежь. Я мог убежать прямо сейчас, но…что-то было не так. Они не стремились нападать на меня. Кто это? И почему они столько всего знают?

У Марты нашлись еще слова:

«Если ты думал, что сбежал от нас, ты недооцениваешь то, чем мы являемся. Ты вернешься обратно, эксперимент еще не окончен. Твои ужасы еще не окончены. Чувствуешь ли ты вот это?»

В мою голову ворвались громкие щелчки и трески, словно кузнечики переговаривались у меня в сознании. Мой рассудок начал медленно трещать по швам, я не устоял на ногах и бросился на колени. Моего желания убежать было недостаточно, чтобы противостоять этому.

А Ист с Мартой тем временем встали и подходили ко мне.

«Он чувствует меня. И тебя он тоже чувствует. Эта маскировка нам больше ни к чему.»

Я видел только носки. А потом их кожа слетела с них, кровь брызнула на пол. Я мог не поднимать глаза, я знаю, что там. Чешуя. Мой мозг приблизительно описывает это как чешуя. Мне страшно. Противно. Сознание умоляет покинуть это тело, лишь бы эти создания просто не стояли рядом.

А потом один из них тронул меня пальцем.

Смерть. Не заберет меня. Никогда.

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять