Ноосферная экономика. Выпуск 13 (Стрела Аримана).

  Можно сколько угодно поливать Сталина грязью, что активно делалось во времена Н.С. Хрущёва, а потом в «перестроечные годы», но у него точно не отнять одно – ему удалось создать в СССР эффективно работающую систему ответственности. Спрос с руководителя, да и вообще с каждого человека был слишком жёстким, а часто и жестоким, если не сказать свирепым. Можно также много говорить, что часто этот спрос был несправедливым. Но ясно одно: при Сталине СССР развивался, пусть и экстенсивным путём. Говорить об экономической стагнации или деградации в те годы точно не приходится.

  Конечно, экстенсивный путь неизбежно завёл бы сталинскую модель в тупик, но из этого тупика был и достаточно очевидный выход – внедрение в государственную плановую экономику рыночных механизмов, что блестяще сделал в Китае Дэн Сяопин. Однако  после смерти Сталина  эволюция СССР, увы, пошла другим путём. И этот путь не назовёшь оптимальным.

  Мне часто приходилось слышать вопрос: «Как у «дурачка Хрущёва» вообще получилось залить память о Сталине помоями  и расправиться с Берией, у которого в руках была самая могучая система госбезопасности в мире?!».  Ответ на этот вопрос очевиден, в подобном развитии ситуации были кровно заинтересованы (скажем так)  «многие сильные мира СССР». Советская номенклатура  при Сталине  просто устала жить в вечном страхе. Об этом неплохо написал Иван Ефремов в «Часе Быка»:

  «Он чувствовал ту безнадежную пустоту вокруг себя, которая неизбежно образуется, когда из окружения устраняют порядочных людей, всегда несогласных с несправедливостью. Неумолимо идёт процесс замены их ничтожествами и невеждами, готовыми восхвалять любые поступки владыки. Советники, охрана – всё это человеческая дрянь. Верность их обеспечивается лишь подачками и привилегиями. Друзей нет, душевной опоры ни в ком, всё чаще подступает страх перед возможным заговором.

  Гребёнка террора время от времени прочесывала массы «джи», сановников-«змееносцев», учёных и «глаз владыки», оставляя неизгладимый ужас. Боязнь ответственности лишала людей инициативы. Боязнь любого риска и подыскивание оправданий на все случаи жизни было едва ли не главным в работе этих людей. Они сделались негодным человеческим материалом, подобно людям, пережившим катастрофу, которые более не могут вести борьбу ни с какими трудностями, так как прежние испытания парализовали их мозг и волю».

  Эту же мысль неплохо выразил Клайв Льюис, которого я тоже отношу к «дисковцам», в «Хрониках Нарнии», конкретно в «Покорителе зари»: «Драконы больше всего на свете любят свежую драконятину. Именно поэтому вы так редко можете встретить двух драконов в одной и той стране».

  Любой диктатор обречён  не любить сильных людей, поскольку чувствует в них конкурентов, а это неизбежно ведёт к тому, что создаваемая им система начинает работать против личности, точнее  против незаурядной личности. Срабатывает то, что Иван Ефремов назвал «Закон Стрелы Аримана». Он проявляется в том, что любое деградирующее в нравственном плане общество неизбежно начинает уничтожать лучших.

  Но это лишь проявление этого закона.  Суть его несколько другая, вот она:  любое явление, пройдя высший пик развития, превращается в свою противоположность. В условиях сталинского СССР мы имеем  высший пик развития «звериных законов».

  Советские идеологи много писали о  так называемых  «звериных законах капитализма», подчёркивая, что в их условиях выживают и доминируют сильные и жестокие. И это  действительно так. Подобные реалии  присущи системе, построенной на доминанте кредитно-финансового механизма. Но система, построенная на доминанте репрессивного механизма ещё более «звериная».  Гестапо и НКВД, увы, более чем наглядно продемонстрировали это  всему миру. Но именно эта (скажем так) «ультразвериная система» и порождает Стрелу Аримана. Уничтожая «драконов», то есть сильных личностей, она неизбежно создаёт условия, в которых всё большее могущество начинают накапливать раболепные и угодливые холуи и приспособленцы.

  А это рождает систему, в которой перестают царить «звериные законы капитализма»  и начинают царить совершенно другие законы, прямо противоположные «звериным». Следуя логике советской идеологии, эти законы нужно назвать «скотскими», а систему «скотской».

  Именно такую систему в СССР мы и получили, когда главным механизмом власти стал институт кадровой номенклатуры.  По большому счёту  именно это и привело к экономической стагнации и деградации СССР, а потом и его развалу.

  И именно это не позволило перевести советскую экономику на интенсивный путь развития, что было вполне возможно в условиях «реального социализма», что достаточно наглядно продемонстрировала  в наше время  Китайская Народная Республика.

  Продолжение следует…

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять