Ноосферная экономика. Выпуск 15 (Кризис недопроизводства).

 Номенклатура, между тем, продолжала проповедовать «политику неуклонного подъёма благосостояния советского народа», выражавшуюся в подъёме средней заработной платы,  не подкреплённом увеличением выпуска товара. С 1961 по 1985 годы средняя заработная плата в СССР выросла в четыре раза.

Пустые полки в советских магазинах.Что-то в таком роде.

  Сегодня многих это удивляет, но в условиях номенклатурной экономики невозможна инфляция. Её действительно не может быть, потому  что, как говорится, не может быть никогда.

  В условиях сверхмонополии нет естественного процесса ценообразования. Цены определяет не рынок, опираясь на реальный спрос  на товар, а государство  и только государство. Здесь, кстати, заключён интересный потенциал. Если бы  эти цены определяли  профессионалы, эволюция данной системы возможно и обрела бы определённые перспективы. А  может быть, даже и не самые плохие перспективы. Но в СССР  к 70-м годам  руководитель-профессионал был потерян везде, и в ценообразовании  была такая же полная чехарда, как и везде.

  Результат не заставил себя ждать. Невероятно остро проявило себя то, что экономисты называют «явлением неотложного спроса». Появилась  проблема товарного дефицита. Каждый, кто жил в СССР,  хорошо помнит пустые полки магазинов. Из продуктов   в свободной продаже остался  только хлеб, сахар и некоторые рыбные консервы. За всем остальным нужно было выстаивать громадные очереди.

  Это вынуждало власти повышать цены.

  Инфляция в условиях номенклатурной экономики невозможна, но зато возможна девальвация. И государство начало активно её применять. Плавно, неафишированно повышались  цены, а также повышались  цены скрыто: за счёт снижения качества продукции. Особенно эксплуатировался второй путь. Дошло до того, что государственный знак качества в народе начали называть «Знак брака».

  Но даже такая довольно хитрая политика не могла долго сглаживать противоречие. В конце 70-х стало ясно, что страна находится в состоянии глубокого экономического кризиса недопроизводства.

  (Экономический кризис недопроизводства – превышение  спроса  над  предложением, значительное неудовлетворение платёжеспособного спроса населения необходимым товаром).

  Вообще вопрос о кризисе недопроизводства в СССР более сложен. М. Восленский  в «Номенклатуре» подчеркнул, что в условиях номенклатурной экономики он носит хронический характер, поскольку производитель не заинтересован в производстве товара. И производит его только, так сказать, «из-под палки». Но в конце 70-х годов он превысил все  допустимые и недопустимые  рамки. Стало ясно, что нужно что-то делать. Сложилась классическая революционная ситуация, прямо как из учебника «Научного коммунизма». Низы больше не могли жить по-старому, верхи больше не могли управлять по-старому.

  Но был беспощадный вопрос:

  Что  именно делать?

  И выродившаяся в «скотов» номенклатура не смела  взглянуть правде в глаза и дать на него честный ответ.

  На XXVI съезде КПСС Брежневу в отчётном докладе пришлось признать, что экстенсивный путь развития экономики исчерпал себя и «главная задача одиннадцатой пятилетки состоит в обеспечении дальнейшего роста благосостояния советских людей, на основе… перевода экономики на интенсивный путь развития»*. Но он оставил открытым главный вопрос: «Как это сделать?»

  (* Материалы XXVI съезда КПСС, с.38).

  И это «прятанье головы в песок» продолжалось долго: ещё десять лет, до начала 90-х годов.

  Путь решения данной проблемы  (на сегодняшний день) известен только один – внедрение в государственную экономику рыночных механизмов. Так сделал  в период НЭПа Ленин, и так сделал,  уже относительно недавно,  в Китае Дэн Сяопин.  Нужно также отметить, что само по себе разрешение частного предпринимательства не решает данной проблемы. Её можно решить только при очень мощных капитальных вложениях в экономику – инвестициях, позволяющих морально обновить советские технологические линии, технически застывшие на уровне 30-50-х годов. Но эти очевиднейшие вещи целых десять лет не смели даже признать.

  Пришедший на смену Брежневу Андропов попытался восстановить сталинскую систему ответственности. Фактически он начал воплощать на практике заветы профессора Н.А. Цаголова. Но момент был упущен. Экономика слишком деградировала и, чтобы её поднять, нужны были колоссальные деньги, которых просто не было в СССР, а Запад бы их Андропову не дал. Кроме того, как  уже сказано, глубоко прогнил кадровый корпус. КГБ просто не располагал достаточным количеством компетентных кадров, позволяющих начать профессионально спрашивать с руководителей всех уровней.

  Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что реализовать свои планы Андропов так и не успел. Он очень недолго пробыл руководителем Советского государства, помешала скоропостижная смерть. Он умер в 70 лет.

  А кризис недопроизводства продолжал нарастать.

  Продолжение следует…

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять