Ноосферная экономика. Выпуск 26 (главная ошибка Маркса, Энгельса и Ленина).

 Нужно также отметить, что полуграмотность, а часто и безграмотность современной финансовой элиты далеко не единственная определяющая её  черта.  Вторая определяющая её черта – безнравственность. Там, где властвует стихия, по настоящему благоприятный шанс  выпадает только раз, а поэтому нужно быть готовым на всё, чтобы его не упустить. Законы беспощадны, выживает сильнейший. И понятно, что развитие цивилизации  в таких обстоятельствах  обречено на неадекватность.

opportunizmuboy.wordpress.com                                                          opportunizmuboy.

  Подобное положение будет сохраняться до тех пор, пока наука не выработает объективное научное знание о кредитно-финансовой системе, а также о  системах, из которых она проистекает  и с которыми   связана. Подобные открытия способны сформировать новую высокоинтеллектуальную элиту, что само по себе тоже не является панацеей. Высокоинтеллектуальная элита совсем необязательно станет и высоконравственной. Более того, в тех условиях, что мы имеем, неизбежно возникнет не высокоинтеллектуальная элита, а высокоинтеллектуальная олигархия. Но об этом мы поговорим позже.

  Говоря же об империализме в целом, нельзя не отметить, что номенклатурные идеологи (называя империалистические отношения звериными) были во многом правы. Империализм ещё в большей мере, чем любые системы, построенные на господстве крупных собственников, заставил работать принцип, ставший на Западе пословицей: «Каждый за себя, только Бог за всех». Ведь каждый крупный капиталист, вступающий в монопольный союз,  отдаёт ему часть своих прав на собственность, но преследует-то он только собственные интересы. И иначе не может быть, поскольку капиталист, страдающий альтруизмом, в таком союзе просто не выживет, не говоря уже о том, что никогда не сможет в нём доминировать.

  Соблюдение  никаких  других законов  (кроме звериных) в условиях монопольного союза просто физически невозможно.  Поэтому  этика, мораль, нравственность для монополистов тоже непозволительная роскошь. Важны только собственные интересы и больше ничьи, вернее  они имеют только прикладное значение. Это относится и к интересам других монополистов, и к интересам просто обычных людей. Цель одна: получение прибыли, и получение прибыли любой ценой.

 Так стоит ли удивляться, что мир балансирует на грани мировой войны, что всё более грозной опасностью становится экологическая катастрофа  и многое другое. В общем и целом монополизм, безусловно, чудовище, рождённое социальной эволюцией. Самое же главное в том, это чудовище сегодня мутирует, и эти мутации способны породить ещё более страшных монстров.

  Собственно  нового я почти ничего не написал. Практически всё я заимствовал из работы В. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», лишь заменив его термины современными  и немного дополнив описанное современным знанием. Единственным выходом из создавшегося положения Владимир Ленин считал социалистическую революцию  путём вооружённой борьбы.  Нужно сказать, что с этим выводом  довольно сложно не согласиться. И, тем не менее, в рассуждениях Ленина просматривается определённый логический изъян. Он совершенно не принял в расчёт национальные правительства развитых капиталистических стран  и их борьбу с транснациональными компаниями. Он  (как и Маркс) ошибочно исходил из того, что эти правительства только марионетки в руках крупных собственников. Однако это было не совсем так, а часто и совсем не так.

  Более того, в этом состоит главная ошибка, что Маркса, что Энгельса, что Ленина.

 В истории человечества государства,  правительства и религиозные структуры часто становились куда сильнее крупных собственников. Более того, полностью подчиняли их себе и превращали в своих марионеток. И то, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс этого не учли, и стало причиной очень многих заблуждений вначале коммунистов-теоретиков, а потом и практиков. Это  принесло человечеству невероятное количество горя. Как Маркс и Энгельс умудрились этого не заметить, я не понимаю. В истории человечества чаще возникали цивилизации, в которых доминировали государственный аппарат, жречество или духовенство,  чем цивилизации, в которых доминировали крупные собственники.

  Первое фундаментальное исследование об этом опубликовал немецкий, а потом американский учёный Карл Виттфоггель «Восточный деспотизм: сравнительное исследование тоталитарной власти» в 1957 г., но и у него были предшественники.  Интересно также, что признавали восточные деспотии особым, азиатским  способом производства и Маркс с Энгельсом, но серьёзных выводов из этого сделать даже и не подумали. А эти выводы были способны полностью изменить в марксизме и коммунизме  картину социально-экономической эволюции человечества.

 Кстати, и само название «восточные деспотии» здесь достаточно условное. Тот же К. Виттфоггель относил к этому типу обществ, кроме собственно азиатских деспотий, поздний древний Рим, Византию, Российскую империю, империю ацтеков, империю инков, государства майя, ряд индейских земледельческих племён (прежде всего,  группы пуэбло). Впрочем, список этих обществ можно продолжить. Но все они прошли, вернее почти прошли, мимо внимания основоположников марксизма.

  То есть, у государств, правительств и религиозных организаций были все возможности противостоять влиянию крупных собственников, что практически всегда и везде делалось, но где-то более успешно, а где-то менее. Не исключение здесь и страны Запада. В частности, первый, так называемый «антитрестовский закон», был принят в Англии ещё в XIX веке.  Он всерьёз и очень сильно ограничивал возможности монополий. Но эти процессы прошли мимо теории  Маркса,  Ленина  и  советского «научного коммунизма». А зря.

  Продолжение следует…

8
Отправить ответ

avatar
1 Comment threads
7 Thread replies
2 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
2 Comment authors
Андрей КозловичКошачий Гнев Recent comment authors
  Subscribe  
new old top
Уведомлять
Кошачий Гнев
Автор

Хорошая статья. Интересно, а чтобы Ленин, Маркс и Энгельс сказали бы о современном капитализме? Да и о геополитической ситуации в целом?