Ноосферная политическая система. Выпуск 6 (начало «Корниловского мятежа»! А был ли мятеж?!)

 Нужно отметить, что  на мой взгляд, сам генерал Л.Г. Корнилов оказался не готов к столь стремительному развитию событий. Намерения его были благими, но, как известно, «Благими намерениями вымощена дорога в ад!»  У Корнилова,  как и у всего зарождающегося движения офицеров, не было никакой внятной программы преобразования России.

  Равно как у всего движения и близко не было единых политических взглядов.

Л. Г. Корнилов, Верховный Главнокомандующий. encrypted-tbn0.

 Современники затрудняются сказать, каких политических взглядов придерживался  сам генерал Корнилов. Сейчас, конечно, могут найтись желающие  объявить его «православным человеком», но сразу должен сказать – это «глухой номер». Убеждения «православного человека» предполагают неизбежную приверженность монархии, но то, что Корнилов не был монархистом, давно  известно. А. И. Деникин  считал, что Корнилов был скорее либералом. Конкретно он сказал о нём так: «политический облик генерала Корнилова для многих оставался неясным». И это в целом характерно для зарождающегося движения офицеров того времени. Преданность Отечеству  в среде офицеров, безусловно, сохранилась в полной мере, но преданность царю, как минимум, сильно пошатнулась.

  И в этом был огромный минус движения. Большевики обладали над ним решающим преимуществом, поскольку имели чёткую идеологию  и, самое главное, все были согласны с тем, что – «Земля должна принадлежать тем, кто её обрабатывает!». Правда, так этот лозунг был сформулирован куда позже. Тогда говорили проще: «Землю крестьянам!»   Это было ещё понятнее и убедительнее  и дальше сыграло решающую роль. В среде офицеров   единого мнения по этому вопросу не было и близко, впрочем, как и по многим другим.

  Между тем, события   стремительно развивались.  Уже в дни государственного совещания к Москве и Петрограду начали подтягиваться войска верные Корнилову. Формально это объяснялось военной необходимость, но всем всё было ясно. Общая точка зрения офицеров была известна – с властью Петроградского Совета нужно покончить как можно скорее и восстановить в стране нормальные властные институты.

 Что будет с Временным правительством  тоже было непонятно,  как непонятна была и судьба Керенского.  Сам Корнилов утверждал, что его цель – помочь Керенскому.

  В августе (или  по новому стилю  в сентябре 1917 года)  Корнилов и Керенский  вроде бы  договорились окончательно и выдвижение корниловских войск на Петроград стало совершенно легальным.  Начал практически официально обсуждаться вопрос о создании в Петрограде военной директории  и её персональный состав. В Петрограде официально предполагалось ввести осадное положение, цензуру, комендантский час, запрет митингов и демонстраций, военно-полевые суды и т. д. Так же предполагалась ликвидация Совета и арест большевиков.

  То, что Совет планируют ликвидировать, держалось в тайне даже от Керенского. Он был против ликвидации Совета, так как большевики не имели там серьёзного влияния.  Керенский считал, что с  Советом  нужно продолжать работу.

  Нужно отметить, что Л. Г. Корнилов в этом момент находился не в Петрограде, а в Ставке Верховного Главнокомандующего, которая располагалась в Могилёве.

  Посредником между А. Ф. Керенским и Л. Г. Корниловым попытался выступить депутат Государственной думы и известный политический деятель того времени В. Н. Львов. И нужно сразу сказать, получилось у него это из рук вон плохо. Он только углубил и очень сильно углубил недоверие между Керенским и Корниловым.

 Можно много писать о том к чему привело это посредничество, но не вижу смысла. Достаточно сказать, что  в результате него Керенский окончательно пришёл к выводу, что доверять Корнилову нельзя.  26 августа (8 сентября) он  отправил в Ставку телеграмму, в которой предложил Корнилову сдать должность Верховного главнокомандующего генералу А. С. Лукомскому и немедленно выехать в Петроград. А это означало раскол во всех правых силах и их дискредитацию в глазах народа.

  Вслед за этим Керенский опубликовал в газетах заявление, начинавшееся словами: «26 августа генерал Корнилов прислал ко мне члена Государственной Думы В. Н. Львова с требованием передачи Временным правительством всей полноты военной и гражданской власти  с тем, что им по личному усмотрению будет составлено новое правительство для управления страной…». Он  окончательно «вынес сор из избы», выставив в глазах народа Л. Г. Корнилова заговорщиком, стремящимся незаконно захватить власть.

 Несложно понять, что дальше ситуация начала стремительно выходить из-под контроля  Керенского,  а также и  Корнилова.

  Продолжение следует…

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять