Ноосферная политическая система. Выпуск 8 (окончательная потеря популярности Временным правительством и А.Ф. Керенским).

  Можно много говорить о провале выступления генерала Л.Г. Корнилова и о его последствиях, но нас  в этой работе  интересуют только его политические последствия. А они таковы: на момент «корниловского мятежа» Временное правительство уже не располагало серьёзной популярностью, и она всё вернее перетекала к радикальным силам, действительно способным влиять на ситуацию. А их, как ни посмотреть, было всего три: большевики, офицерский корпус и радикальная часть партии социалистов-революционеров.

                                  Ф. Керенский. wikimedia.org.

  Общество ни на грош не верило «умеренным  либеральным силам», как сегодня принято называть буржуазно-демократические партии, и ждало решительных действий. Да видимо, они и были необходимы объективно. Не стоит забывать, что всё это происходило в условиях Первой Мировой войны, которую наша страна проигрывала.

 «Либеральная политика» Временного правительства  привела к тому, что только за февраль – ноябрь 1917 года из армии дезертировало около полутора миллионов человек. У многих людей  почему-то  стало стереотипом, что продразвёрстка – это инициатива советской власти в первые годы её существования. Но это не так.  Продразвёрстку  ещё в 1916 году  начало правительство царской России  в связи с войной. Продолжило её и Временное правительство. Но к сентябрю 1917 года стало ясно, что вести продразвёрстку Временному правительству не по силам.  Нормы хлеба в Петрограде и в Москве были уменьшены до 0,5 фунтов на человека в сутки. И, естественно, всё «трещало по швам».

  Ситуация в 1917 году очень сильно напоминает «весёлые 90-е».

  Из-под контроля начали выходить национальные окраины.  Лозунги национальной свободы  вовсю зазвучали на Украине, в Польше, Прибалтике и т.д. В деревне большие масштабы принял самозахват помещичьих земель. Набирало всё большую мощь забастовочное движение рабочих в городах.

 Цивилизованным выходом могли стать выборы в Учредительное собрание. Но А.Ф. Керенский откровенно боялся   выборов.  Он опасался, что партия  эсеров  (членом которой он являлся) скорее всего не получит в нём большинство. К тому же и сама партия эсеров была очень размыта и неоднородна, а это тоже  тогда  было сложно переоценить. У эсеров, в отличие от большевиков, не было единой идеологии  и противоречия между различными их фракциями были куда серьезнее, чем противоречия между большевиками и меньшевиками.

  Хотя, если смотреть на те процессы объективно, шанс у партии социалистов-революционеров всё же был. Например, к середине 1917 года  численность партии большевиков возросла до 350 тысяч человек, а партии эсеров, по разным источникам, до 700-800 тысяч. Провал выступления офицерского корпуса поднял не только авторитет большевиков, но и авторитет социалистов-революционеров. Поэтому  в этом плане  нерешительность Керенского сложно переоценить. В целом, даже после «корниловского мятежа» наша страна лежала на перепутье и, пожалуй, до гражданской войны могло всё же не дойти.

 14—22 сентября (27 сентября — 5 октября) 1917 г. в Петрограде было собрано Всероссийское демократическое совещание.  Его инициатором было не Временное правительство, а объединённое заседание ЦИКа Советов рабочих и солдатских депутатов и Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов, состоявшееся 3 сентября 1917 года  в дни «корниловского мятежа».  В нём уже смогла принять участие большая делегация большевиков. Она была третей по численности – 136 человек, вторыми были меньшевики – 172 человека, первыми эсеры – 532 человека. Понятно, присутствовали  и другие партии. Были приглашены и члены Временного правительства.  С большевиками договориться не удалось, они официально покинули совещание.

 Главное решение совещания: создать  Временный совет Российской республики (Предпарламент), как совещательный орган  при Временном правительстве. В  Совет партии могли делегировать своих представителей. Большевикам  в нём выделялось 58 мандатов.

 Нужно отметить, что вначале  среди большевиков не было единого мнения касательно Предпарламента. Но уже в ходе совещания в их среде верх взяла точка зрения Л.Д. Троцкого и В.И. Ленина, которые не считали работу в Предпарламенте возможной.

  Было ясно, что серьёзного авторитета Предпарламент иметь не мог. Он был сформирован Временным правительством и партиями, а не народом на выборах. А в тот период выборы были действительно народными.

 На выходе же было одно – офицерский корпус потерял популярность после провала «корниловского мятежа», популярность Временного правительства стремительно таяла, а партия социалистов-революционеров упустила свой шанс  получить серьёзную народную поддержку, создав нормальный парламент (Учредительное собрание), а не Предпарламент. Единственной радикальной силой, а потому способной получить доверие уставшего народа, к тому же спаянной единой идеологией, на глазах становилась партия большевиков.

  Продолжение следует…

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять