Тайное общество «Диск». Гипотезы. Выпуск 22 (Красота, как мера, доведённая до совершенства).

  «Красота — это правильная линия в единстве и борьбе противоположностей, та самая середина между двумя сторонами всякого явления, всякой вещи, которую видели ещё древние греки и назвали аристон — наилучшим, считая синонимом этого слова меру, точнее — чувство меры. Я представляю себе эту меру чем-то крайне тонким — лезвием бритвы, потому что найти её, осуществить, соблюсти нередко так же трудно, как пройти по лезвию бритвы, почти не видимому из-за чрезвычайной остроты».

  Именно такое определение красоты дал Иван Ефремов в романе «Лезвие бритвы».

  Этот роман был издан в 1964 году, но до сих пор только единицы понимают, что именно в этом романе  Иван Ефремов не только показал, но и детально описал идеал более высокий, чем гуманизм. В кратком предисловии  он даёт интересные слова испанского зоолога Ф. Родригеса де ла Фуэнте:

  «Поневоле задаёшь вопрос: нет ли общего понятия прекрасного для мира животных и мира людей?…

  По-моему, на эти вопросы есть лишь один ответ: красота всегда целесообразна. У тех, кто больше бегает, зорче вглядывается, лучше прячется, упорнее сражается, – стройнее формы, ярче глаза, сильнее тело, мягче шерсть… В совершеннейшем механизме эволюции красота стоит на службе естественного отбора и отражает безупречное функционирование организма».

  То есть, красота – это высшая степень целесообразности, а раз так, то она объективна, а не является химерической выдумкой, как добро и зло.  Законы прекрасного (совершенствования), равно как и законы уродливого (деградации), вполне поддаются возможности быть установленными научно. А далее они поддаются научному исследованию и постижению на всё более глубоких уровнях.

  Казалось бы, очевиднейшая вещь, лежащая на самой поверхности.  От человечества лишь   требуется научиться научно устанавливать, что прекрасно, а что уродливо во всём.  Делать это  постоянно, совершенствуя свои знания и навыки в этом вопросе.  Начать объективно и всё лучше понимать, что хорошо, а что плохо  в социальных отношениях, в биологии, в технике, впрочем, у этого перечня, видимо, нет границ. И понимать всё лучше, всё точнее, всё филиграннее.  У этого пути нет  и не может быть конца. Физики хорошо знают,что невозможно создать идеальные весы. Как бы они ни  были хороши, они всё равно будут давать погрешность. Эту погрешность можно довести просто до невероятно малых величин, но полностью её ликвидировать нельзя. Весы  всегда можно сделать ещё лучше, и так  во всём.

  Здесь очень чётко просматривается мысль:  появляется, наконец, возможность  в социальных отношениях  разработать и создать  разумный и справедливый способ производства,  «где каждый имеет свою долю счастья, наибольшего при их уровне власти над природой»,  как писал Ефремов в повести «Сердце змеи».

 Более того, такой способ производства, пожалуй, разрабатывать уже и не надо, поскольку его детально разработал Роберт Бартини, а человечество, как могли, познакомили с ним писатели-«дисковцы». Нужно только научиться внимательнее  читать их книги.

  Но человечество упорно не хочет это делать. Для того, чтобы это сделать, нужно признать, что ошибались Будда, Христос, Линкольн, Маркс, Энгельс, Ленин. Впрочем, слишком долго придётся перечислять мыслителей, ставивших во главу угла гуманизм, чьё творчество считается вершиной социально-исторической мысли.

 Однако, начинать делать это пора. Человечество уже сконцентрировало в своих руках колоссальные объёмы энергии, и если мы не выйдем на адекватный путь развития, нас ждёт  либо физическая гибель: «От страшных сил преждевременного познания», как сказал Иван Ефремов, либо гибель ещё более страшная – погибнет душа человечества. Как это будет, показали очень многие писатели: Замятин, Оруэлл, Хайнлайн, Кузьменко и Ефремов (в романе «Час Быка»).

 Ефремов также подчеркнул, что человечество должно научиться постигать красоту не только умом  через расчёт и эксперимент, но и душой,  на совершенно новых уровнях освоив интроспективный метод познания. Мы сейчас стоим на очень серьёзном перепутье: либо перед вечным рассветом, либо перед вечным закатом. Ноосферное мировоззрение, в отличие от коммунизма, не страдает наивным представлением о неизбежности «светлого будущего».

  Вот только, когда оно придёт, это понимание, и придёт ли вовремя?!

  Продолжение следует…

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять