«Танцы с медведями». Майкл Суэнвик.

обложка книги

ISBN: 978-5-699-97934-9
Год издания: 2017
Издательство: Fanzon
Серия: Большая фантастика

 По пустынной заснеженной местности медленно тащится византийский караван, основная цель которого — доставить в Московию подарок Великому Князю в виде семи специально обученных наложниц, выведенных в лабораторных условиях. К этому каравану присоединяются два авантюриста, преследующие свои корыстные цели: Обри Даргер и генно-модифицированный пёс по прозвищу Довесок.

 Майкл Суэнвик впервые знакомит нас с Даргером и Довеском в рассказе «Пёс сказал «гав-гав» (в России издан в сборнике «Однажды на краю времени»), в котором два мошенника коротко знакомятся и проворачивают свое первое дело в Лондоне. Там же автор мельком — как будто сквозь замочную скважину — даёт нам понаблюдать за безумным пост-апокалиптическим миром, в котором люди отказались от высоких технологий, в связи с бунтом последних, а модем приравнивается к оружию массового поражения, потому что интернет населен демонами.

 В романе «Танцы с медведями» автор распахивает перед нами дверь, и мы получаем возможность любоваться придуманной им вселенной без ограничений. Больше всего мир Суэнвика напоминает романы Владимира Сорокина, очищенные от игры в стилистику. Это мир, переживший большую катастрофу, но всё ещё твердо стоящий на ногах. На карте снова появились тёмные пятна, а за укрепленными городами неосторожных путников поджидают хтонические чудовища. Если первый рассказ просто удивлял читателя, рассказывая об аристократах, которые носят перчатки из собственной клонированной кожи, то роман уже не на шутку потрясает. Как вам, например, процесс поедания котлет, клонированных из собственной плоти («Ты – то, что ты ешь»).

 Схожести с романами Сорокина добавляет и то, что действие произведения разворачивается на просторах новой Российской Империи, причём это не поверхностный взгляд, а мнение иностранца хорошо изучившего русскую жизнь и русскую культуру; чего стоит одно описание нашего языка, употребляемого героем в пищу: «Русский на вкус отличался от всех языков, которые он до сих пор поглощал: скользкий от многочисленных Ш и Щ, гортанный от буквы К и жидкий от всевозможных смягченных согласных».

 В романе вообще очень многое завязано на употреблении чего-нибудь во внутрь. Например, в свободной продаже находятся алкогольные напитки с именами русских поэтов и писателей. Крепость естественно зависит от фамилии: хочешь согреться, покупай бутылку Пушкина, а для шумной компании подойдет жидкая антология мировой поэзии.

 Такие мелкие детали, поражающие воображение, летят в читателя с каждой страницы.  Но главное достоинство романа – это лихо закрученный сюжет, который подобно пружине, сжимается на протяжении повествования, чтобы в конце выстрелить фееричным макабрическим танцем, закружить голову бесконечными сюжетными поворотами, а затем как на американских горках, обеспечить мягкую посадку, с чувством полного удовлетворения от прочитанного.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять