Тёмное Пламя (авторская рецензия).

  Длительный период многие искренне считали Ивана Антоновича Ефремова коммунистом по убеждениям. В период расцвета в Интернете ефремовских форумов форумчане-коммунисты любили повторять: «Ефремов — настоящий коммунист, настоящий советский писатель, настоящий материалист-диалектик». Но я давно понял, что это не так. Мои попытки объяснить это на ефремовских форумах наткнулись на бешеное противодействие со стороны коммунистов и неокоммунистов, которых тогда на форумах было более 90 %.  Они были искренне убеждены, что книги И. Ефремова это их оружие в идеологической борьбе.

 Однако я давно понял, что концепция аристона — меры, доведённой до совершенства — Ивана Ефремова и близко не коммунистическая, и коммунистической она не может быть хотя-бы потому, что коммунизм базируется на принципе коллективизма. То есть, на приоритете прав общества над правами личности. Это кредо коммунистов, наверное, лучше всех выразил В. Маяковский своим знаменитым: «Единица – вздор, единица – ноль…». Впрочем, это один из немногих коммунистических тезисов, в который в позднем СССР верили и простые люди.  Были даже народные поговорки. На гражданке говорили: «Если ты плюнешь на коллектив, коллектив утрётся! Но если коллектив плюнет на тебя, ты утонешь!». А в армии: «Не сможет быть, чтобы один шёл в ногу, а все не в ногу!».

 Концепция аристона Ефремова  предполагает паритет интересов личности и общества, развивающийся в сторону всё большего совершенства. И паритет не только здесь, а во всём. Ефремов дал новое определение красоты. Вот оно: «Красота – это правильная линия в единстве и борьбе противоположностей, та самая середина между двумя сторонами всякого явления, всякой вещи, которую видели ещё древние греки и назвали аристон – наилучшим, считая синонимом этого слова меру, точнее – чувство меры. Я представляю себе эту меру чем-то крайне тонким – лезвием бритвы, потому что найти её, осуществить, соблюсти нередко так же трудно, как пройти по лезвию бритвы, почти не видимому из-за чрезвычайной остроты». (И.А. Ефремов «Лезвие Бритвы»). И именно красота или мера, доведённая до совершенства (по Ефремову) должны стать новым высшим нравственным идеалом человечества.

  И это второе принципиальное отличие концепции Ефремова от коммунизма.

 Коммунизм, как и либеральное мировоззрение – дериват христианства.  Как и христианство, высшим нравственным идеалом он  считает гуманизм. Ефремов же на место гуманизма ставит красоту.

  Но и это далеко не всё. Длительный анализ концепции Ефремова привёл меня к выводу, что она нематериалистическая, построена на концепции реинкарнации, и она богоборческая. Мало кто в нашей стране знает, что были религии не только славящие того, кого христиане называют Господом Богом, но и религии его проклинающие. Считающие подлым негодяем, мерзавцем и преступником, сотворившим изуродованный мир, в котором мы все обречены на вечное страдание. Именно об этом говорит и вторая сторона концепции аристона Ефремова – концепция инферно. Хотя детально она описана в «Часе Быка», наиболее точно её суть он  выразил в «Лезвии бритвы»: «Получить лучшее, создать совершенство природа может лишь через бой, убийство, смерть детей и слабых, то есть через страдание, наращивая его по мере усложнения и усовершенствования живых существ. Это первичный, изначальный принцип всей природной исторической эволюции, и он изначально порочен. Поэтому понятие о первородном грехе, издревле обрушенное на женщину, должно быть перенесено на неладную конструкцию мира и жизни, и, если бы был создатель всего сущего, тогда это — его грех. Ибо мыслящему существу нельзя было не подумать об облегчении страдания, а не увеличении его, какая бы цель ни ставилась, потому что все цели — ничто перед миллиардом лет страданья».

  Именно концепцию аристона и её обратную сторону медали – концепцию инферно я и попытался, по мере моих скромных сил и возможностей, раскрыть в «Тёмном Пламени». Раскрыть через создание особых условий, в которых приходится действовать героям романа. Действие романа у меня происходит в XXIII веке и, в основном, не на Земле, а в дальнем космосе, на планете Ирида. (У Ефремова – Зирда). Выяснилось, что Зирда (Ирида) погибла не в результате экологической катастрофы, а в результате массированного ядерного удара из космоса. Равно как выяснилось, что фашистские цивилизации, обладающие высокими технологиями, типа цивилизации Торманса Ефремова, способны выходить в межзвёздный космос и уничтожать целые миры.

 Это тоже одна из очень интересных деталей у Ефремова. Он подчёркивает, что цивилизация не зрелая этически не может выйти в межзвёздный космос, поскольку погибнет «от страшных сил преждевременного познания». То есть, попросту истребит сама себя своим же оружием либо в пределах своей планеты, либо (в лучшем случае) в пределах планетной системы. У Ефремова это называется «Закон Синед Роба». Что тоже долго было знаменем ефремовцев-коммунистов. Они любили повторять: «В межзвёздный космос можем выйти только мы – коммунисты!»  Коммунисты не хотели замечать, что в «Часе Быка» Ефремов подчеркнул: «Закон Синед Роба» должен иметь исключения!

 И именно эта прелюдия великой галактической войны и позволила мне очень многое показать.

 Также хочу сказать, что роман «Тёмное Пламя» задуман мною только как первая часть большой эпопеи. Условное название эпопеи – «Битва Мары».

          Продолжение следует.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять